• Русский
  • Українська
  • English
  Публикации        12 февраля 2017        235         0

Почему критическое мышление так весомо для образования?

Critic.Think.Handbook.K-3

Источник:

Why Critical Thinking Is Essential to Education

Critical Thinking Handbook: K-3rd Grades

A Guide for Remodelling Lesson Plans in Language Arts, Social Studies, and Science by Richard Paul and A.J.A. Binker

http://www.criticalthinking.org/pages/ct-handbook-k-3rd-grades/534

Перевод – Шама Кристина, студентка Киевского университета имени Бориса Гринченко

Если мы рассмотрим некоторые из многочисленных жалоб школьных учителей в отношении своих учеников, а затем противоположим их с тем, что мы ищем в идеальном студенте, мы признаем, что фундаментальный недостающий элемент в школьном обучении сегодня – мышление учащихся, или, точнее, критическое мышление учеников.

Вот некоторые из многочисленных жалоб, которые мы слышим от учителей:

“Большинство учащихся не мотивированы: они не хотят учиться или работать. Они ищут шансы полентяйничать, повалять дурака, или нарушить дисциплину в классе. Ученики предпочитают говорить о музыке, одежде и автомобилях”.

“Ученики забывают, что они выучили. Мы должны продолжать идти по тем же пунктам, напоминая им о том, чему они научились, а не полагаясь на основу уже полученных знаний. Каждый класс похож на предыдущий”.

“Большинство учеников одержимы именно оценками и не заботятся об обучении.”

“Они нетерпеливы. Они хотят, чтобы сразу были ясны и просты все ответы, и желают их получать без труда”.

“Они делают те же ошибки снова и снова. Не стараются, чтобы исправить свои собственные ошибки “.

“Они не используют то, чему научились”.

“Им нужно объяснять каждую мелочь. Они даже не пытаются понять суть вещей. Ученики хотят, чтобы мы сами за них думали”.

“Когда я спрашиваю, есть ли вопросы, у них их нет; но они не поняли урок”.

“При назначении документов с изложением позиции, многие студенты просто пишут факты. Остальное заключается в описании их состояния и повторении своих чувств”.

“Они ненавидят читать. (Это скучно.)”

“Они ненавидят писать. (Это слишком сложно.)”

“Вместо того, чтобы объяснить или развивать свои идеи, они просто повторяются.”

“Они не похожи на тех, кто может заинтересоваться темой надолго.”

Тип учеников, которых преподаватели хотели бы видеть на своих занятиях, столь же легко описать:

  • Ученики, которые мотивированы учиться, увлеченные идеями, не нуждаются в выговорах, и обращают внимание на выбор.
  • Ученики, которые помнят, что они узнали вчера, в прошлом месяце, в прошлом году; которым не нужно напоминать снова и снова, что было дано ранее.
  • Ученики, которые рассматривают оценки как результат обучения; кто ставит обучение на одном уровне с оценками.
  • Ученики, которые признают, что они не могут полностью понять все сразу, которые готовы вникать и не одобряют спонтанные ответы.
  • Ученики, которые учатся на своих ошибках, исправляют себя.
  • Ученики, которые используют то, что они узнали.
  • Ученики, которые могут и будут пытаться понять вещи для себя и не ждут меня, чтобы я подумал за них.
  • Ученики, которые понимают, что когда они не до конца разобрались в чем-то, то могут задавать вопросы для уточнения.
  • Ученики, которые могут выйти за пределы фактов и поверхностей, чтобы изучить более глубокий смысл; ученики, которые отвечают вдумчиво и выходят за рамки рефлекторных реакций и первых впечатлений.
  • Ученики, которые любят читать и говорить о том, что они читали.
  • Ученики, которые признают необходимость письма для того, чтобы развивать свои идеи.
  • Ученики, которые знают разницу между объяснением своей точки зрения и повторениями.
  • Ученики, которые могут и придерживаются своего мнения.

 

Если мы внимательно посмотрим на то, как обучение структурировано, мы увидим, что в корне этого лежат концепции познания, обучения и преподавания, которые невольно мотивируют думать учеников. В большинстве классов большую часть времени, учителя говорят и активно участвуют в этом процессе обучения, в то время как ученики лишь пассивно слушают. Высказываниями большинства учителей являются утверждения, а не вопросы. Когда учителя задают вопросы, они, как правило, ждут всего пару секунд, прежде чем отвечают на собственные вопросы. Знания эквивалентны воспоминаниям, так что, в том случае, когда ученики могут повторить то, что сказал учитель либо то, что дано в тексте, считается, что они обладают знаниями. Попытки постоянного перехода от сложного к простому, с раздачей ученикам формулы, операции коротких путей решения, а также алгоритмы для запоминания и практики делаются в надежде на то, что понимание появится в то же час. Schoenfeld сообщает об эксперименте, в котором обычным ученикам задавали вопросы вроде: “Есть 26 овец и 10 коз на корабле. Сколько лет капитану? “76 из 97 студентов” решили “проблему путем сложения, вычитания, умножения или деления. (Schoenfeld, 1989.) Они считали, что должны были сделать это так быстро и« правильно », насколько это возможно. У них не было ощущения, что они должны были уловить смысл проблемы. Обучение и практика не заострили внимание на понимание проблемы. Предоставляя ученикам такие короткие сокращения как индикатор слов, кажется, что это могло сделать обучение более легким, а на самом деле это и препятствует обучению в более глубоком смысле. Ученики, по сути дела, научены тому, что проблемы могут быть решены, если обвести данные и пройти те шаги, которые практиковались раньше (“Я должен сделать это, то это, то это.”), что они не должны замедляться и мыслить сквозь вещи. У них было гораздо больше практики, проходящей через эти же шаги, чем на мышление сквозь суть вещей.

 

Эта тенденция к роботизированным, бессмысленным ответам становится навязчивой у многих учеников. Следовательно, в их сознании, урок истории становится местом, где они слышат имена, даты, события и мнения о них, а затем пытаются повторить то, что они слышали. Литература состоит из неинтересных историй, которые нужно помнить, наряду с тем, что говорил учитель важного о них.

 

Рассмотрим подробнее то, как учащиеся, как правило, учат факты и комментарии. Ученикам даются легкодоступные факты (например, основные статьи об экспорте зарубежных стран), но ожидается от них лишь повторение этих фактов. Они не понимают четко, почему должны помнить эти утверждения. Эти сборники фактов становятся просто наборами слов в их головах, без смысла, значимости, или использования. Они могут иметь значение для учащихся, могут стать понятными в том случае, когда говорят о чем-то важном, что они обязаны знать. Если ученики пытаются понять экономические проблемы страны, это поможет понять основные закономерности экспорта. В таком контексте факт не просто сидит в голове ученика как набор слов, он имеет смысл. Это имеет место в более широкой картине; это имеет последствия и можно говорить о том, что ученик понимает проблемы страны. Это контекст, а не сам факт, что дает ему смысл, что делает его понятным.

 

Ценности и принципы, как правило, рассматриваются в том русле, как если бы они были фактами. Их озвучили, и ученики должны повторить их. Такого рода процесс не дает понимания. Принципы (например, “Пишите ясно!”) имеют свой смысл и свое обоснование в их применении, в их использовании. Я могу знать, что я должен придерживаться данной точки зрения, но этот принцип означает немного больше, чем обычные слова для меня, если я не знаю, как придерживаться этой точки и не научился распознавать и аргументировать свое глубинное мнение, когда я сосредоточен и когда я должен уступить. Я могу узнать только то, как это происходит на практике, думая, что попытавшись, иногда что-то может удастся, иногда что-то и удается, и, различать, что мне удалось, и когда не удалось, и понимать разницу между успехами и неудачами.

 

Критическая модель образования меняет эти модели в каждой точке. Учеников постоянно просят думать о том, что они учатся, чтобы они могли попытаться воплотить в жизнь свои новые идеи, сравнить свои идеи с теми, которые в учебниках, активно обсуждать то, чему их обучают в небольших группах.

 

Основным предположением сегодняшнего образования является то, что знание состоит из битов информации, понятий и навыков, которые учащиеся могут узнать из лекции, и механического запоминания. Педагоги предполагают, что ученики автоматически заменяют незнание знанием, неправильное представление – истиной. Это предположение является необоснованным.

 

Одним главным следствием этой идеи является то, что если что-то говорить, и тем не менее ясно объяснять, то это все равно не может гарантировать понимания. Если вы скажете мне что-то, что противоречит или несовместимо с моей нынешней системой убеждений, я вряд ли заменю ее этой новой идеей. Я часто искажаю то, что вы сказали, таким образом, что это соответствует именно моей системе убеждений. Я могу просто “лавировать его” моим убеждениям, игнорируя несовместимость между старым и новым, перескакивая назад и вперед между ними, иногда используя то одну идею, то другой, волей-неволей; или, возможно, я просто не в состоянии принять ее вовсе. Для того, чтобы действительно осознать новую идею, я должен пройти через проблемы, которые эта идея создает для меня, построить новую структуру или умственную систему верований. Этот процесс требует от меня, чтобы мои нынешние убеждения явно (выяснить, что я действительно думаю), и медленно перекроили старую систему в новый сосуд мысли. Следовательно, чтобы понять новую идею, концепцию или принцип, я должен продумать мой путь сквозь все это к нему, усвоить его. Одним из способов достижения этой цели является расширенная дискуссия – это говорить и слушать других, как они усваивают новые знания. Рассмотрим, как работает эта концепция обучения.

 

Когда происходит процесс проговаривания моих мыслей вслух, я снова думаю о том, что я говорю, осознаю то, что, возможно, мое мышление не ясно. Я могу думать о новом примере; Я могу поменять мнение в немного лучшую сторону, или иным способом, и, таким образом, прийти к ней, чтобы увидеть новый смысл в ней. Когда я убеждаю других (например, одноклассников), то они должны попытаться убедительно аргументировать свое мнение, в том случае, если думают, как я. Люди, к которым я обращаюсь, чтобы ответить, понимают некоторые части того, что я говорил лучше, чем другие, заставляя меня перефразировать мою точку зрения и складывается впечатление, что через эти повторения, но немного переформулированные, я понимаю суть более ясно, мои слушатели отвечают мне; они задают вопросы, возражают, и так далее. Иногда я говорю вещи, о которых осведомлен, но не так, и поэтому я должен несколько видоизменить свою первоначальную идею. Мои слушатели могут предлагать новые примеры, или взглянуть на мои идеи по-новому. Короче говоря, в то время как я обсуждаю подобные вещи с моими одноклассниками, я учусь. Слушая меня, реагируя, и слыша мои ответы, мои одноклассники учатся. Мы продумываем все вместе. Как группа, мы знаем больше, можем понять больше, и рождаем лучшие идеи вместе, чем любой из нас по отдельности. Создав наше собственное мышление и разработав наши собственные взгляды, мы более глубоко понимаем; что то, что мы узнаем, становится частью нас, и это не просто слова, которые вскоре забудутся.

 

Это лежит в основе образования с точки зрения критической мысли. Ученики учатся думать, практикуя мышление, учатся учиться, практикуя обучение, учатся судить по практике судейства и оценки этих решений. Таким образом, учащиеся приближаются к тому, чтобы использовать полную мощь их ума.

 

Когда учителя начинают интегрировать критическое мышление в их учебную практику, они имеют навыки, которые перечислены ниже (взято из плана Гринсборо: Привнесение Рассуждения и запись в K-12 Учебный план):

 

Бет:

Я учу истории Северной Каролины в 8-м классе на английском, и всегда стараюсь преодолевать разрыв и использовать междисциплинарный подход. Что критическое мышление помогает мне сделать – это выйти за рамки учебника и находить те вещи, которые мы можем обсуждать в реальном времени, используя метод Сократа \ выйти за рамки простых фактов и попытаться проанализировать ситуацию \ поставить себя на место другого человека \ смотреть на множество различных компонентов.

 

Вот статья о рабстве, которую я скопировала и привезла с собой, чтобы показать, что вам не придется переписывать все ваши планы уроков, чтобы внедрить критическое мышление в свой учебный план. Вместо этого вы идете дальше и преподаете другие вещи, чтобы улучшить то, что вы учите и дать возможность обсудить эти вещи. Эта статья о рабстве и торговле рабами. Ученики пишут эссе о том, должны ли быть судимы капитаны, как преступники. Это заставляет учащихся взглянуть на идеи с разных точек зрения. Как заключительную часть этой работы, я попросила учеников предположить, что они члены английского парламента 1807 года и написать убедительное эссе о том, является ли рабство запрещенным и почему.

 

Мэнди:

Так как я приняла участие в этом проекте, я стала мыслить более критически. Это чрезвычайно помогло мне в моем классе. Я всегда объясняю своим ученикам, как все наши предметы дублируются; это помогает им в реальной жизни. Один пересмотренный научный урок мы использовали в этом году для строительства тропического леса в нашей комнате в террариуме. Мы превратили его в виварии путем добавления Anole, небольшой ящерицы.

Ученики решили, что хотят написать книгу об Anole, и первое, что они хотели сделать, это пойти в библиотеку, чтобы скопировать всю информацию. Вместо этого, мы проводили коллективное обсуждение, чтобы выяснить, что мы уже знали, и что мы могли бы узнать только одним путем наблюдения.

 

Все мои ученики стали мотиваторами для других, в то время как мы работали со словами.

 

После предварительных письменных упражнений, я взяла их в медиа-центр для проведения исследований. Опять же, они хотели попасть в ловушку копирования из энциклопедии. Но я позволила им только записать слова \ единичные слова или, может быть фразы, а не копировать все предложения. Это было трудно для них и для меня тоже.

 

Они вернулись из медиа-центра с идеями, а не с вещами, которые они скопировали. Мы говорили об идеях и категоризации \ А потом я сказала им, чтобы они записали мысли своими словами. То, что случилось, было удивительно! Если бы я дала это поручение год назад, описание Anole было бы длиной всего лишь в несколько предложений. Мои ученики в этом году написали страницы и они были в приятном волнении. Это была их работа; это было их описание; это было не описание Всемирной книги. И это сделало все более реальным для них и, конечно, для меня тоже.

 

В первом примере, обратите внимание, как ученики должны были снова и снова стыковаться с понятием рабства с разных точек зрения: Что это было? Каким образом разные люди были частично ответственны? Что я думаю об этом? Как я могу убедить других согласиться со мной? Каждый день ученики исследовали вопрос, они узнавали и, опираясь на факты, уточнения значений, используя различные принципы, каждый раз, когда они лепили эти куски вместе.

Второй пример выше иллюстрирует разницу между пассивным отзывом и активной мыслью. Учащиеся впервые публично делились своими оригинальными убеждениями, идеями и предложениями. Затем, когда они использовали ресурсы, они писали только костяк информации, и были, таким образом, вынуждены реконструировать новые знания. Кроме того, хоть и этот процесс был более сложным, ученики писали больше и были более довольны результатами.

Наконец, рассмотрим еще два опыта обучения учащихся по принципу глубинного познания.

 

Сильвия

Мое участие в рассуждениях и написании проекта произошло потому, что я считаю, что: 1) учащиеся сталкиваются с большим потоком информации; 2) дается ограниченное время, чтобы учиться, ученики должны выбирать, какая информация им нужна, и узнавать, как получить ее: 3), чтобы сделать разумный выбор, студенты должны руководствоваться здравым смыслом; 4) успешно живущий в современном мире должен иметь навыки мышления и рассуждения высокого порядка; 5) письменная форма может быть использована в качестве инструмента для улучшения навыков мышления и рассуждения во всех областях учебного плана ….

Я включила две новые идеи в этом году: анкетирование Сократа и написание, чтобы помочь развитию концепции. Я работала в основном с одним классом, используя методы допроса, чтобы побудить учащихся к критическому мышлению. Результаты были обнадеживающими: обсуждение класса стало оживленнее, ученики предлагали свои идеи свободно, критика была конструктивной, полезной, и в результате выделились лучшие идеи. Я считаю, что всему классу это пошло на пользу.

 

Один учитель средней школы пыталась сосредоточиться на критическом мышлении у второкурсника на уроке английского языка. Этот учитель создала небольшую группу и парные дискуссии только для того, чтоб ученики жаловались, “Вы должны использовать грамматику. Вы должны начать на первой странице и дать нам предложения, чтобы мы их сделали, а затем проверить их, а затем мы сделали следующее предложение. … ”

Ученики настаивали на том, что “делать предложения” было главным приоритетом. Один из студентов сказал, в защиту этого метода, “Мы узнали о предлогах.” Тем не менее, когда учитель спросила класс, что они узнали о предлогах, класс затих. Когда его спросили: “Вы помните, что такое предлоги? Можете ли вы назвать некоторые? ” никто не мог. Хотя этот учитель продолжала акцентировать на критическом мышлении, она также дал ученикам “предложения, чтобы сделать” для части времени, которое было у класса. После того, как на четвертый день, ни один студент не возражал, когда она пренебрегал тем, чтобы дать большее число предложений. На их выпускном экзамене, этих учеников спросили: “Почему для школы лучше было бы научить вас находить ответы, чем давать вам их сразу?” среди их ответов были следующие:

 

  • Таким образом, вы можете получить в привычку делать это самостоятельно и не зависеть от кого-то другого.
  • Когда вы учите людей ответам, они никогда не будут пытаться найти их самостоятельно. Они будут искать кого-то, чтобы тот дал им ответ, вместо того, чтобы разобраться в этом, потому что они не знают, как найти его.
  • Когда вы получите работу, от вас будут ожидать самостоятельных решений.
  • Потому что это заставляет вас думать хорошо о себе, когда вы можете самостоятельно найти правильный ответ. Вы чувствуете себя более независимыми в школе.
  • Школа не будет с вами всю жизнь.
  • Таким образом, вы можете узнать, как найти ответы на ваши проблемы, потому что в один прекрасный день вы должны будете найти их самостоятельно. Никто не собирается и не должен помогать вам это делать.
  • Потому что это не поможет вам узнать ответы и что они означают.
  • Потому что в будущем не будет рядом учителя, который будет держать вас за руку и рассказывать все, что вы должны знать. Вы должны научиться делать это самостоятельно.

 

Если вы примете во внимание остальную часть материала в этой книге, то мы просим вас применять эти основные идеи для каждого аспекта задачи включения критического мышления в учебную практику. Подобно тому, как учащиеся должны бороться в процессе реструктуризации их мышления и включения в него новых фактов, навыков и принципов, так и преподаватели должны сталкиваться с проблемами реструктуризации своих концепций образования и научиться применять принципы, лежащие в его основе. Мы рекомендуем вам проработать ваш путь через наши идеи \ -чтение, объяснение, слушание, анкетирование, написание, применение, оценка \ -предположение, что вы думаете о том, что мы говорим.

20

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Olena Merzliakova

1 020
Комментарии: 0Публикации: 15Регистрация: 16-12-2016
  Метки:

Добавить комментарий

Кто сейчас на сайте:

Пользователи не найдены